browser icon
You are using an insecure version of your web browser. Please update your browser!
Using an outdated browser makes your computer unsafe. For a safer, faster, more enjoyable user experience, please update your browser today or try a newer browser.

ГДР — страна, сформировавшая характер Путина

Posted by on 28.03.2015

Дрезден, 5 декабря 1989, с момента падения берлинской стены прошло всего несколько недель. Восточногерманский коммунизм на последнем издыхании, сила масс кажется непобедимой.

Толпа штурмует штаб-квартиру Штази в Дрездене, и тайная полиция восточной Германии внезапно кажется беспомощной. И тут небольшая группа демонстрантов решает перейти дорогу и направляется к штаб-квартире КГБ.

«Охрана сразу же побежала от ворот внутрь здания», — вспоминает находившийся в той части толпы Зигфрид Даннат. Вскоре после этого навстречу демонстрантам вышел офицер. По словам Данната, он был «довольно невысок и взволнован».

«Он обратился к нашей группе: «Не пытайтесь проникнуть на эту территорию силой. Мои товарищи вооружены, и у них есть право применять оружие в случае крайней необходимости», — вспоминает Даннат.

Его слова заставили активистов отступить.

Будущий российский президент Владимир Путин

Будущий российский президент Владимир Путин

Однако сотрудник КГБ понимал, насколько опасной остается ситуация. Позднее он рассказывал, как звонил за помощью в стоявшую поблизости танковую часть советских войск.

Полученный ответ его потряс.

«Ничего не можем сделать без распоряжения из Москвы, — прозвучало на другом конце провода. – А Москва молчит».

Фразу «Москва молчит» этот человек запомнил на всю оставшуюся жизнь. В 1989 году по нему ударила смена режима.

Теперь он сам стал «Москвой». Имя этого человека – Владимир Путин.

«Я думаю, это ключ к пониманию Путина, — говорит автор немецкой биографии российского президента Борис Райтшустер. – Без опыта работы в Восточной Германии у нас был бы другой Путин и другая Россия».

Жизнь в Дрездене преподала Путину уроки, которые он помнит до сих пор. Именно в Восточной Германии будущий российский президент сформировал свое представление об устройстве общества, а также убедился в необходимости заводить мощные связи и личное состояние. Этот опыт заставил Путина задуматься о слабости политических элит и о том, насколько легко они могут быть смещены народом.

Путин прибыл в Дрезден в середине 1980-х, это была его первая заграничная командировка в качестве агента КГБ.

В то время Германская Демократическая Республика представляла собой важнейший форпост Москвы у границ Западной Европы. ГДР была наводнена советскими войсками и шпионами.

Путин еще подростком захотел служить в КГБ. Его вдохновляли истории, полные шпионской бравады, в которых, как он сам позднее вспоминал, «один человек мог сделать то, на что была не способна целая армия». «Один человек мог решить судьбу тысяч граждан».

Однако поначалу большая часть его работы в Дрездене была будничной. В дрезденских архивах Штази есть письмо за подписью Путина, в котором он просит начальника спецслужбы починить телефон одному из осведомителей. Кроме того, есть упоминания о бесконечных встречах между советскими и восточногерманскими функционерами, которые Путину приходилось посещать для поддержания связей между двумя странами.

sh1
Документ из архивов Штази авторства Путина

Впрочем, даже если шпионская работа и не была захватывающей, Путин и его семья вполне могли быть довольны жизнью в Восточной Германии.

Его тогдашняя жена Людмила позднее вспоминала, что жизнь в ГДР сильно отличалась от жизни в СССР. «Чистые улицы, вымытые окна — они их раз в неделю моют», — приводятся ее слова в книге «От первого лица» (сборник интервью с новым российским президентом, его близкими и знакомыми был опубликован в 2000 году).

Семья Путиных жила в доме для семей сотрудников КГБ и Штази. По словам Людмилы Путиной, немцы вызывали у нее зависть: «Думаю, что и получали сотрудники МГБ больше, чем наши ребята. Я могла судить об этом по тому, как жили наши немецкие соседи. Мы, конечно, пытались экономить, копили на машину».

Уровень жизни в Восточной Германии действительно был выше, чем в Советском Союзе. Бывший коллега Путина по КГБ Владимир Усольцев вспоминает, что будущий российский президент часами листал западные каталоги одежды, чтобы быть в курсе модных тенденций.

Еще Путину нравилось пиво. Всем остальным брендам он предпочитал «Радебергер» — продукт местной пивоварни, из-за которого он в те годы выглядел менее подтянутым, чем на распространяемых ныне пресс-службой Кремля фотографиях Путина с обнаженным торсом.

ГДР отличалась от Советского союза и политическим устройством – несмотря на то, что у власти в Восточной Германии находились коммунисты, в стране номинально существовали и другие политические партии.

sh2
Документ из архивов, где упоминается Путин

«Он (Путин) наслаждался этим маленьким раем», — утверждает Борис Райтшустер. По мнению эксперта, ГДР – «это его политическая модель. Он пытается построить что-то вроде Восточной Германии в сегодняшней России».

Однако к осени 1989 года этот рай для КГБ начал превращаться в ад. На улицах Дрездена Путин видел, как набирает силу массовое протестное движение.

В начале октября сотням восточных немцев, добивавшихся политического убежища в посольстве ФРГ в Праге, разрешили выехать на запад в пломбированных вагонах. В Дрездене толпы людей попытались прорвать кордоны, чтобы забраться в поезд на ходу и покинуть страну.

Вольфганг Бергхофер, возглавлявший в то время коммунистическую администрацию города, рассказывает, что в Дрездене царил хаос – секретным службам, по сути, приходилось противостоять всему населению. Насилие было практически неизбежным.

«В городе размещалась советская танковая часть, — говорит он. – И генералы мне четко сказали: «Если мы получим приказ из Москвы, танки поедут».

После падения Берлинской стены толпы людей стали появляться даже у цитаделей Штази и КГБ в Дрездене.

Владимир Путин тоже был полностью уверен в том, что высокопоставленные советские чиновники – люди, с которыми он регулярно общался, — в случае необходимости действительно пришлют танки.

Тем не менее, при Михаиле Горбачеве Москва молчала. Советские танки стояли без дела. «Никто не пошевелил пальцем, чтобы защитить нас».

Путин и его коллеги по КГБ стали лихорадочно уничтожать свидетельства работы разведгруппы.

«Я лично сжег огромное количество материалов. Мы жгли столько, что печка лопнула», — признается Путин в книге «От первого лица».

Через две недели Путина настигла еще одна психологическая травма: в город приехал западногерманский канцлер Гельмут Коль. Он произнес речь, из которой следовало, что Восточная Германия обречена, а объединение двух частей страны практически неизбежно.

sh3
Гельмут Коль выступает с речью в Дрездене

Коль превозносил Горбачева – человека в Москве, который отказался прислать танки. Кроме того, говоря о Восточной Германии, он употребил слово Vaterland, то есть «Отечество», — слово, которого в послевоенной Германии старательно избегали. Теперь эта риторика вызывала у публики восторг. Неизвестно, был ли Путин среди тех людей, однако как агент КГБ в Дрездене он точно должен был знать об этой речи.

События, произошедшие в Восточной Германии в последующие месяцы, ознаменовали большой перелом в жизни семьи Путиных.

«Было такое ужасное чувство, что страны, которая стала тебе почти родной, больше не будет, — вспоминала Людмила Путина. — Моя соседка, с которой я дружила, неделю плакала. Для них это стало крушением всего — жизни, карьеры».

Один из главных контактов Путина по Штази, генерал-майор Хорст Бем – тот самый, который помогал будущему российскому президенту починить телефон осведомителя, — подвергся унижению со стороны демонстрантов, а в 1990-м году покончил с собой.

По дороге домой Путин, вероятно, размышлял о том, что происходит, когда власть переходит к толпе.

«Их немецкие друзья подарили им старую, двадцатилетней давности стиральную машину. С ней они и поехали в Ленинград, — утверждает либеральная журналистка Маша Гессен. – Было ощущение, что он служил своей стране и остался ни с чем».

Кроме того, Путин вернулся в страну, сильно поменявшуюся при Михаиле Горбачеве и теперь находившуюся на пороге катастрофы.

«Он оказался в стране, изменения в которой он не мог понять и не хотел принимать», — говорит Гессен.

Его родной город, Ленинград, теперь стал называться Санкт-Петербургом. Чем Путин мог там заняться? Поговаривают, что он даже думал стать таксистом.

Однако вскоре Путин осознал, что ему удалось увезти с собой из ГДР нечто большее, чем подержанная стиральная машина.

В Дрездене он познакомился с людьми, которые, возможно, и потеряли свои прежние социальные роли, однако теперь могли претендовать на процветание и политическую карьеру в новой России.

В архивах Штази хранится фотография Путина периода его службы в Дрездене. На фото он окружен высокопоставленными советскими и восточногерманскими сотрудниками военных и секретных ведомств. Это функционер сравнительно низкого ранга, но уже вхожий в круг элиты.

sh4
Владимир Путин — крайний слева

Профессор Университета Майами Карен Давиша, написавшая книгу «Путинская клептократия», утверждает, что именно в Дрездене Путин познакомился с людьми, которые впоследствии составили часть его ближнего круга». Среди них – Сергей Чемезов, в течение нескольких лет возглавлявший «Рособоронэкспорт», а также глава компании «Транснефть» Николай Токарев.

Остаться в окружении Путина смогли не только его российские коллеги. Так, например, нынешний управляющий директор компании «Северный поток» Маттиас Варниг в ГДР служил в Штази. Согласно некоторой информации, он находился в Дрездене в те же годы, что и Путин.

Газопровод, по которому газ будет поставляться из России в Германию через Балтийское море, до недавних пор символизировал особые отношения, сложившиеся между Москвой и Берлином. Однако конфликт на Украине, по меньшей мере, сильно задержал развитие этих отношений.

sh7
Путин посещает любимое заведение в Дрездене, 2006 год

Среди экспертов бытует мнение, что киевский майдан напомнил Путину о событиях в ГДР – особенно о той декабрьской ночи в Дрездене 1989-го.

«Когда народ выходил на улицы Киева в 2004 году, Москвы – в 2011-м, Киева в 2013-м и 2014-м, я думаю, что он вспоминал свою службу в Дрездене. И к нему вернулись все его старые страхи», — говорит Борис Райтшустер.

Возможно, он помнит еще и о том, что перемены бывают вызваны не только силой или слабостью, но еще и эмоциями. В 1989 году в Дрездене он видел, как патриотические чувства, перемешавшиеся с жаждой демократии, оказались более сильными, чем коммунистическая идеология.

И если вы хотите понять, каким может быть следующий шаг Владимира Путина, вспомните о том, что он однажды пережил в ГДР.

Пока же лишь одно можно сказать наверняка: пока Владимир Путин находится в Кремле, Москва, скорее всего, молчать не будет.

ИСТОЧНИК

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*