browser icon
You are using an insecure version of your web browser. Please update your browser!
Using an outdated browser makes your computer unsafe. For a safer, faster, more enjoyable user experience, please update your browser today or try a newer browser.

Умер «неудобный» американский журналист: совпадение или убийство?

Posted by on 17.02.2015

В Москве, 13-го в пятницу было пасмурно и местами шел дождь. Эдвард Сноуден сидел перед монитором своего ноутбука и с ностальгией следил за лицами своих соотечественников. По ту сторону экрана, в пыльном Нью-Йорке, американский журналист Дэвид Карр вел дискуссию, посвященную обсуждению документального фильма Лауры Пойтрас о разоблачении США Эдвардом Сноуденом — «Гражданин 4».

snn11

Через несколько часов карета скорой помощи будет мчаться по запруженным улицам мегаполиса, спеша к лежащему без сознания на полу редакции The New York Times Дэвиду.

Журналиста так и не спасут. Причиной смерти объявлены «осложнения», в том числе на сердце, от рака легких, которым болел Карр. Но почему-то одного только медицинского заключения мало, что развеять неизбежные сомнения у тех, ком показались странными обстоятельства смерти. Большинству приходится гадать и строить мрачные предположения. Немногие, допущенные к информации, знают точно — почему умер Карр.

А пока идет передача, и Карр ходит по студии, задавая вопросы, а Сноуден радуется возможности пообщаться через телемост с соотечественниками из страны, которая навсегда для него закрыта.

Дэвид Карр начинал свою карьеру в журналистике редактором в молодежных еженедельниках. Там он рассказывал о музыке и кино. Вообще, массовое искусство было его любимой темой.

С 2002 года он работал в редакции The New York Times, где быстро стал одним из ведущих корреспондентов, пишущих о медиапространстве.

Известность пришла к нему, когда он в 2008 году опубликовал автобиографию «Ночь пистолета», о своей борьбе с кокаином. В то время, которое Дэвид описывает, он был крепко севшим на иглу наркоманом.

А затем, в 2010 году он отправился по миру, снимая документальный фильм «Первая полоса: Внутри «Нью-Йорк Таймс».

С этим фильмом он побывал и в Москве, где дал интересное интервью для РИА Новости, затронув тему коррупции:

«В Нью-Джерси страшная коррупция, это не штат, а настоящий рассадник мошенников. Когда случился очередной скандал, и полиция разобралась в деле, арестованных мэров и советников увозили на трех школьных автобусах — иначе не влезали».

Меж тем, Дэвида было сложно назвать оппозиционером. В политику он слишком-то не лез. В его твиттере не удалось найти ни одного политически скандального сообщения. О будущем телемосте со Сноуденом он заявлял еще за несколько дней и всегда в достаточно будничной манере, словно в гостях у него будет не один из величайших разоблачителей века, а просто главный герой документального кино.

Но и лояльным к власти Карра не назовешь. Кокаиновые наркоманы, даже завязав, редко бывают лояльными к власти.

Одно можно сказать однозначно — это был смелый и сильный человек.

Должно быть поэтому он спокойно взялся за обзор такой острой темы, как фильм о Сноудене «Гражданин 4». Для Дэвида это была просто работа. Интервью с главным гостем Карра производит настолько аполитичное впечатление, насколько вообще может быть аполитична история о Сноудене. Хоть Карр и задавал достаточно острые вопросы, стараясь вывести Дэвида на разговор о деталях его работы по разоблачению США, эти вопросы все же укладывались в те рамки, которые задает себе любой ведущий, старающийся сделать свою передачу интересной.

Последней его записью в твиттере осталось приглашение на телетрансляцию:

 

snn

 

А Эдвард Сноуден в Штатах — персона нон грата.

Бывший представитель США в ООН Джон Болтон сказал ясно:

«Я считаю его предателем. Я считаю, что разглашение такой информации – это хуже, чем шпионаж, потому что в этом случае об американских секретах узнают правительства 190 стран».

Обама был сдержаннее, заявив, что «пока точно неизвестно, что именно сделал Сноуден», и президент не будет выносить предварительной оценки до суда над Сноуденом.

А если Эдвард перед судом предстанет, то получит от 30 лет до электрического стула.

На «Эхо Москвы» официальная позиция Штатов для русских читателей была сформулированная так:

«Он не заявил об этом в прессе (о незаконных действиях правительства), не организовал шествия и митинги, не подал в суд по поводу возможных нарушений со стороны правительства, а собрал и обнародовал секретные сведения. А значит, он предал народ своей страны.»

А все потому что он романтик до мозга костей и законченный идеалист.

Посудите сами: в 2004 году Эдвард записался в армию США, чтобы отправиться воевать в Ирак. По словам Сноудена, он «чувствовал, что как человеческое существо он обязан помочь людям освободиться от угнетения».

Благо, наш герой сломал себе обе ноги на учениях и так и не закончил подготовительную программу. Тогда он малой болью избавил себя от огромной боли разочарования в свой стране, а возможно, и в мире.

Открылись глаза на политику Штатов у Эдварда во время работы на американские спецслужбы, пока не пришло время, когда он понял — пора людей освобождать, но не в Ираке от Садама Хусейна, а по всему миру — от циничной гегемонии США.

Дальше вы помните: Эдвард открыл планете, что:

— В 60 странах под колпаком больше миллиарда человек.

— Интернет прослушивается. Электронная почта, видеочаты, ваши фото, видео, пересылка файлов — все это может быть просмотрено спецслужбами с помощью программы PRISM. Данные представляют Мicrosoft (Hotmail), Google (Gmail), Yahoo!, Facebook, YouTube, Skype, AOL, Apple и Paltal. (Я только что удалил Гугл Хром, а вы?)

– Лидеров государств, включая «союзников» США, прослушивают.

– Операторов сотовой связи в США ничего не стоит заставить передавать любые данные о звонках.

– Китайцев тоже прослушивают.

– Смартфоны, в том числе iPhone — средства не связи, а слежения.

– Даже саммит большой двадцатки просматривали и прослушивали.

За это его в Штатах недолюбливают, мягко говоря. Но у обиды США есть несколько слагаемых:

Он сорвал маску с тоталитарной диктатуры, повредив легенде об Империи Добра. Что характерно, только после Сноудена, несмотря на десятилетия фактической американской оккупации, в Европе широкие массы заговорили о том, что, может быть, «свободный мир» (как в США принято называть Запад) не такой уж свободный.

После всего этого Сноуден сумел уйти. И достать его у американцев все никак не получается. Это унижает. США могут подобно бешеному псу рваться и метаться с пеной у рта, но цепь-то коротковата.

Сноуден повлиял не только на умы масс, которые всегда можно заштопать очередной серией «Мстителей», но и на умы политиков Европы, и очень высокопоставленных. Мало того, что неприятно, когда за тобой следят, еще менее приятно, когда об этом узнают твои избиратели.

И Штаты не позволят чтобы о Сноудене безнаказанно говорили. Он тот, чье имя не произносится — анафема ему.

И вот — умер безобидный культурный обозреватель Дэвид Карр. Ослабленный давней болезнью человек. О чем там вообще можно подозревать, правда ведь? А то, что смерть наступила сразу после интервью с одним из самых табуированных в американском медийном пространстве людей… ну, так бывают же совпадения в жизни. Как, например, «совпало», что французский следователь, расследовавший нападение на «Шарли», «покончил с собой» сразу же, как только расследование началось.

У людей особых профессий, в погонах и без, вообще работа такая: чтобы все выглядело как совпадение, будто все происходит само собой. А то, что совпадения вписываются в нужную высоким кабинетам линию… это же ничего не доказывает само по себе? Не доказывает. Вот и приходится сомневаться. Сомневаться и помнить, глядя на странную смерть: в медиапространстве США есть темы, о которых говорить нельзя. Вот вам это неудивительно, а американской и европейской публике еще приходится напоминать — каким циничным безразличием ко всему, кроме своих интересов, пронизаны действия американского государства.

На самом деле, двадцатый век не был веком империй зла и добра. Это был век противостояния трех идеологических формаций – фашизма (Германия, Италия, Испания и т.д), коммунизма (СССР и страны восточного блока), либерализма (Штаты и Ко). Методы воздействий трех идеологий идентичны. И точно так же, как в 37 году, в СССР к подъезду мог подъехать черный воронок и увести человека в никуда, так и в Германии в дверь стучало Гестапо, так и в Штатах, журналист может после неугодной передачи неожиданно упасть на пол и больше не подняться.

Это нам, все известно о нашей стране и ее прошлом и мы примирились с ним, мы переросли идеологическое тоталитарное государство, заплатив за это дорогую цену, но вошли в новое тысячелетие страной, смотрящей в будущее.

Штаты – это мастодонт из прошлого, дракон, простирающий свои черные крылья над миром и тормозящий его развитие.

И этот факт, совсем не мешает американским элитам считать себя «моральным идеалом» и образцом для других стран. Более того, кто бы во что ни верил лично, аргумент морального превосходства морально-политической культуры США до сих пор был важнейшим инструментом американской внешней политики. Когда речь заходит, например, о «войне с террором», то коалиция против него, для всех членов этой коалиции, — это группа «продвинутых», «свободных» западных стран, с лидером в лице США.

Реалии же двадцать первого века бросают США совершенно неслыханные вызовы. Для их преодоления американскому государству приходится напрягать все силы, бросать в ход все средства. Цинизм всегда в той или иной мере присутствует в государственной политике, но именно сейчас и именно для «морального лидера свободного мира» этот цинизм достигает уровней, несовместимых с претензией на это лидерство. Об этом, больше чем о чем-либо другом, напоминает предельно неудобная и предельно «загадочная» смерть Карра.

В Штатах о смерти Дэвида Карра говорить не станут, ибо связь между его кончиной и телемостом с Эдвардом, слишком уж бросается в глаза. Но именно поэтому мы должны продолжать говорить о случившемся, своими словами смывая циничную косметику «исключительности» с безобразного лица государственной машины США. Пусть уж предстают перед миром, какие есть: со всей их беспринципностью, жадностью и жестокостью.

 

 ИСТОЧНИК

 

 

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*